Популярные посты

Выбор редакции - 2019

Брак с Мусульманином» - книга ла Сысоева и реакция на нее

Брак с мусульманином

— Батюшка, у меня проблема.

— Понимаете, я очень люблю одного человека, просто жить без него не могу.

— Ну, в чём вопрос? Расписывайтесь, венчайтесь и живите долго и счастливо!

— Ну, понимаете, мой возлюбленный — мусульманин. Он не фанатик. Ест свинину, не совершает намазы, но по происхождению он мусульманин и поэтому не хочет отрекаться от веры предков. Он верит в Бога, и мы считаем, что Бог один, а раз так, то не будет греха в нашей свадьбе. А как считает Церковь? Ведь я православная, поэтому мне надо получить благословение на брак.

Такой разговор очень часто происходит сейчас в наших храмах. И это не удивительно. После советского времени произошло смешение народов. И ситуация, когда в брак хотят вступить верующие двух религий, стала очень частой. Но как оценивает это дело Бог? Как вести себя, если происходит такое бракосочетание? Как правильно вести себя православному супругу приверженца ислама? На эти вопросы мы и ответим в этой работе.

Даниил во львином рву и Аввакум. Даниил 14:33-39

Даниил во львином рву и Аввакум. Даниил 14:33-39 Был в Иудее пророк Аввакум, который, сварив похлёбку и накрошив хлеба в блюдо, шел на поле, чтобы отнести это жнецам. Но Ангел Господень сказал Аввакуму: отнеси этот обед, который у тебя, в Вавилон к Даниилу, в ров львиный. Аввакум

Священник Даниил Сысоев Инструкция для бессмертных или что делать, если Вы всё-таки умерли…

Священник Даниил Сысоев Инструкция для бессмертных или что делать, если Вы всё-таки умерли… Введение Тема, как вы понимаете, актуальна абсолютно для каждого, потому что, хочешь — не хочешь, умирать все равно придется. Со времен Адама и Евы, к сожалению, смерть стала

Брак, семья и семейные ценности Вступление в брак

Брак, семья и семейные ценности Вступление в брак Итак, большинство священников женатые, только в брак они не вступают.Почему? Потому, что кандидат на рукоположение должен позаботиться о создании семьи заранее. Скажем так: тот, кто желает принять священный сан, должен либо

Священник Даниил Сысоев Летопись Начала

Священник Даниил Сысоев Летопись Начала

ДИАЛОГ ХРИСТИАНИНА С ИУДЕЕМ И МУСУЛЬМАНИНОМ

ДИАЛОГ ХРИСТИАНИНА С ИУДЕЕМ И МУСУЛЬМАНИНОМ Наша книга посвящена в основном христианской средневековой педагогике, в большей степени латинской традиции, но также и греческой, сирийской, коптской и другим. Однако мы не можем забывать, что весь период средневековья эти

Священник Илия Шугаев. Брак, семья, дети. Беседы со старшеклассниками

Священник Илия Шугаев. Брак, семья, дети. Беседы со старшеклассниками В книге рассматриваются основы семейной жизни, и решается целый ряд вопросов: чем отличается любовь от влюблённости, что такое первая любовь, как выбрать супруга, сколько должно быть детей, что

Пророк Даниил. Даниил 5:5-8, 13, 16-17, 25-30

Пророк Даниил. Даниил 5:5-8, 13, 16-17, 25-30 В тот самый час вышли персты руки человеческой и писали против лампады на извести стены чертога царского, и царь видел кисть руки, которая писала. Тогда царь изменился в лице своём, мысли его смутили его, связи чресл его ослабели, и

Даниил спасает Сусанну от смерти. Даниил 13:59-62

Даниил спасает Сусанну от смерти. Даниил 13:59-62 Даниил сказал ему: точно, солгал ты на свою голову, ибо Ангел Божий с мечом ждет, чтобы рассечь тебя пополам, чтобы истребить вас. Тогда все собрание закричало громким голосом, и благословили Бога, спасающего надеющихся на

Даниил во львином рву и Аввакум. Даниил 14:33-39

Даниил во львином рву и Аввакум. Даниил 14:33-39 Был в Иудее пророк Аввакум, который, сварив похлёбку и накрошив хлеба в блюдо, шел на поле, чтобы отнести это жнецам. Но Ангел Господень сказал Аввакуму: отнеси этот обед, который у тебя, в Вавилон к Даниилу, в ров львиный. Аввакум

20.03.2013 11:20:22

Сергей Худиев: Добрый вечер, дорогие братья и сестры! Сегодня у нас в студии радио "Радонеж" проходит круглый стол, посвященный книге отца Даниила Сысоева "Брак с мусульманином" и той достаточно живой реакции, которую эта книга вызвала. Сегодня у нас в студии сам автор, отец Даниил Сысоев, известный религиовед Роман Силантьев, писательница Елена Чудинова и я, обозреватель радио "Радонеж" Сергей Худиев. Я думаю, что мы начнем с того, что предоставим слово самому отцу Даниилу, чтобы он рассказал, с какой целью он написал эту книгу. Отец Даниил, что Вас его к этому побудило?

o. Даниил: Действительно тема, заявленная в названии книги, "Брак с мусульманином", очень остро стоит в российском и не только российском - обществе. Эта проблема возникла как результат советского наследия, размывания границ, когда люди, принадлежащие к традиционным православным народам и люди, принадлежащие к традиционным исламским народам, вступают между собой в браки. Эта проблема возникает и тогда, когда наши девушки уезжают за границу и там вступают в брак с представителями народов ислама. Как священник, я столкнулся с тем, что брак между христианином и мусульманином, который, как известно, строго запрещено и Библией, и Церковными соборами, и святыми отцами, приводит к чрезвычайно трагическим последствиям не только в будущей жизни, чего мы больше всего на свете боимся. Он приводит к трагическим последствиям здесь в жизни здешней. Потому что слишком уж различны представления о браке у мусульман и у христиан, слишком противоположны эти религии - христианство и ислам. Безусловно, мы должны понимать, что никакой общности «авраамических религий» не существует. На самом деле идет речь даже о совершенно различных направлениях религиозных мыслей человечества, чтобы его приводящим к совершенно различным системах нравственности, в совершенно различным брачного права, в и даже совершенно различным представлениям о добре и зле, существующим в исламской умме и православной Церкви. И в связи с этим в межрелигиозных браках возникают тяжелейшие конфликты, которые могут привести или к слому личности христианина, или приводят они к разводам в лучшем случае, безусловно. Но счастье в таких браках вряд ли будет.

Эта книга уже вызвала достаточно резкую реакцию, и против нее очень резко выступил сопредседатель Совета муфтиев России, глава духовного правления мусульман азиатской части страны Нафигула Аширов. Нафигула Аширов даже сравнил ее с известными датскими карикатурами. Я хотел бы спросить у Романа Силантьева, кто такой собственно Нафигула Аширов, чем он знаменит.

Роман Силантьев: Нафигула Аширов - это наиболее одиозный исламский лидер России, это, наверное, после Гейдара Джемаля наиболее одиозный. Его заявления носят практически на сто процентов скандальный характер и последние полгода он, так сказать, активизировался в наибольшей степени. Такое ощущение, что он получил грант на борьбу с православием, поскольку регулярно выступает с оскорблениями в адрес святейшего Патриарха и всей русской Православной Церкви. Он так же выступал в поддержку академиков-атеистов и в свое время прославился заявлениями не только антихристианскими, но и антииудейскими, антибуддийскими, когда в 2001 году одобрил разрушение статуи Будды в Бомиане. Он призывал российских мусульман воевать на стороне талибов. Не так давно московская прокуратура вынесла ему предупреждение за апологетику в адрес сочинений террористической организации "Хезбуттахрир". То есть в книгах террористов из "Хезбуттахрира" он ничего плохого не нашел. Личность, не скрывающая своей принадлежности к нетрадиционному исламу и своей искренней враждебности ко всему православию.

С.Х. Насколько Нафигула Аширов представляет российских мусульман, насколько вот широкой поддержкой пользуется его позиция?

Р.С. Из тех трех тысяч семисот мусульманских общин, которые у нас насчитываются, Нафигула Аширов контролирует около 150. Но благодаря своим заявлениям он довольно широко известен - это один из сопредседателей Совета муфтиев России. Поскольку совет Муфтиев не опровергает его заявления, складывается впечатление, что это и их позиция. Но также позволяет делать вывод, что это именно позиция Совета муфтиев России,

С.Х.У нас в студии писательница Елена Чудинова. Как бы Вы прокомментировали это намерение, эту угрозу судебного иска против книги отца Даниила Сысоева?

Елена Чудинова: Я удивляюсь тому, как все эти граждане из Мемориала, все эти либералы позволяют господину Аширову так ловко водить себя за нос. То есть он вдел им вот это секулярное колечко в нос, и ведет их туда, куда ему, Нафигуле Аширову благоугодно. Неужели они всерьез верят в то, что экспансивный натиск исламского экстремизма имеет что-то общее с тем, что они признаны защищать - с равноправием, со свободами и со всем остальным. Забавно, не правда ли. Я намерена написать статью вслед нашему разговору в свою, так сказать, основную газету "Наше время", потому что тема-то для разговора очень серьезная. Но еще, господа, хочу обратить внимание на то, что либералы могут изображать из себя сколь им угодно. Они могут верить, что господин Аширов радеет только о гражданском обществе, если им это так нравится считать, пусть считают. Но и мы сами во многом виноваты в том, что происходит сегодня. Когда был карикатурный скандал, мне доводилось, например, слышать такое мнение - вот были оскорблены чувства верующих. Духовные мусульмане и бездуховные европейцы, как мы должны выразить им свое сочувствие. Однако, если человек оскорблен в своих религиозных чувствах, он в рамках нашей цивилизации идет в суд, он взывает к общественному мнению. Но если он в своих религиозных чувствах громит витрины, то он хулиган и враг нашей цивилизации. И поддержка хулиганов, которая звучала с наших экранов, позволяет духовным хулиганам вроде Нафигулы Аширова распоясываться. И вообще, как я замечаю, мы стоим в очень слабой позиции. На днях я видела по телевизору ток-шоу. Кавказская женщина не желает, чтобы ее сын женился на русской. И вся студия ее дружелюбно уговаривает, что обычаи ваши она-то переймет, вот не надо о русских сразу плохо. Вообразите на секунду, что в возникает обратная ситуация - русская женщина не хочет, чтобы ее сын женился на мусульманке, даже не на татарке, даже не на чеченке, а на мусульманке. То есть тут нет национального фактора, а в том случае он был. Какой же поднимется вой! Возможно ли обсуждение такого сюжета по нашему телевидению? Нет, русский, который открыто заявляет, что он против чего-то, он уже сразу изначально преступник. Это кавказскую женщину мы будем уговаривать, как же так, да ведь русские тоже хорошие. А тут православный священник написал книгу по вопросам сугубо религиозным, не затрагивая никого национально. Но в силу того, в какое слабое положение мы постоянно позволяем себя ставить, сразу же он оказывается ошельмован. Ну, а чего мы ждали?

С.Х. Я бы сказал, что нам важно все-таки разделять действительно оскорбление и религиозную полемику. Я никак не могу одобрить датские карикатуры - это была все-таки недостойная, хамская выходка, как бы резко мы не порицали те эксцессы, которые были потом со стороны мусульман. Если, к примеру, Иванов назвал матушку Сидорова непочтенной женщиной, а Сидоров на него кинулся с ножом, то, конечно, Сидоров не прав – нечего с ножом кидаться. Но и называть матушку собеседника непочтенной женщиной тоже не надо. Однако в книге отца Даниила мы находим не религиозное оскорбление, а религиозную полемику. Везде, где взаимодействуют люди разных религиозных убеждений, разных вероисповеданий, такая религиозная полемика неизбежна.

С.Х. К нам в студии присоединился преподаватель Московской Духовной академии Юрий Максимов и я предоставляю ему слово.

Юрий Максимов: Мы должны понимать, что это не просто отдельный инцидент, когда муфтий Аширов делает очередное для него рекламное заявление, это часть определенной компании против православия, которую ведет некоторая часть российских мусульман. По моим наблюдениям она началась где-то года три назад. Рупором этих инициатив был как раз муфтий Нафигула Аширов, хотя не только он. Все помнят эти нашумевшие случаи, например его скандальные высказывания относительно основ православной культуры. Его возмутило то, что они преподаются русским школьникам на Кубе. До этого его возмутил крест в гербе Российской Федерации. Были и другие подобные высказывания. Это определенная линия, выстроенная против Православия, определенные информационные удары. Я, когда готовился к этой беседе, посмотрел некоторые высказывания муфтия Аширова. И меня заинтересовало то, что далеко не все христианские конфессии с его стороны пользуются таким вниманием как православие. Например, он, как я читал, имел очень приятную, милую беседу с каким-то высоким чином российских католиков, после которой заявил, что у мусульман с католиками самые теплые отношения. Вот православные таких слов от муфтия Аширова публично не слышали. Это нужно понимать, что дело не в том, что отец Даниил написал книгу. Дело не в том, что отец Даниил в ней написал, дело в том, что м имеем дело с определенной тенденцией.

о. Даниил: Да, я думаю, здесь дело действительно не только и не столько во мне. Ислам ощущает себя как некая сила. И больше всего ислам боится, на самом деле не каких-то там оскорблений. Он боится честного диалога. Сам этот случай - попытка закрыть рот честному диалогу по межрелигиозным вопросам. Ведь в чем меня обвиняют. Аширов говорит, что его оскорбил факт, что христиане считают Аллаха мысленным Идолом. А как он думал, что как они должны его считать? У нас есть правило собора 1180 года, который совершенно четко говорит, что это нечестивое изобретение человеческого ума, и и по-другому просто и быть не может. Потому что сам Христос говорит - кто не чтит Сына, тот не чтит Отца. Мы не можем поправлять Христа. А дальше Аширова возмутило то, что я утверждаю, что женщина, которая выходит замуж за мусульманина, сама ставит себя в положение животного. Действительно, я убежден, что отношение к женщине в исламе вообще совершенно возмутительное. Коран прямо говорит, что мусульманин имеет право бить свою жену. Уточняется даже, какой толщины должна быть палка для избиения женщины, чтобы не испортить внутренних органов, как это правильно делать и как часто это делать. В каких случаях делать, в каких не делать.

С.Х. По крайней мере, Мухаммад запретил закапывать новорожденных девочек, что было в обычае арабов. В сравнении с нашими представлениями о том, как надлежит обращаться с женщиной, исламские представления производят впечатление достаточно шокирующее. Я хотел бы спросить у Романа Силантьева, что специфического, что отличного от нашей культуры есть в исламском отношении к женщине, что может шокировать и неприятно удивить европейку или русскую женщину, которая окажется в исламской среде.

Р.С. Отношение к женщине в исламе сильно варьируют в зависимости от конкретных мест, где ислам распространялся. Вообще, исламское право всегда строилось на синтезе собственно богословского права - шариата и обычаев, принятых в тех местах - адатах. Где-то, например женщины ходят в глухой парандже, которая закрывает полностью и лицо и фигуру, в некоторых они ограничиваются ношением платков, а даже часто и платки не носят. На примере Боснии можно легко увидеть, как там уживаются разные обычаи, у мусульманина, имеющего несколько жен, одна может у него полный соблюдать аурат, покрытие своего тела. Другая, наоборот, ходить в мини-юбке по улице. Так что это по-разному. Но у нас, как принято, в общем-то, считать по странам Персидского залива, где женщины одеваются в глухую одежду и права их довольно ограничены. Что касается многоженства, то муж-мусульманин имеет право на четырех жен. Реально этим правом пользуется четверть мусульман. То есть только четверть мусульман в мире имеют более одной жены и всего полпроцента имеют четыре жены. Явление многоженства в исламском мире распространено мало. Оно характерно как раз для арабских стран. Ни в Турции, ни в Сирии, ни среди российских мусульман этого практически нет. Явление единичное. У нас в России многоженство распространено где-то среди пяти процентов населения только в Чечне и Ингушетии.

С.Х. Насколько прочно положение женщин в мусульманском браке, насколько высок барьер, который нужно преодолеть для того, чтобы развестись?

Р.С. Женщину мужчина может бросить по любому практически поводу, достаточно ему три раза сказать талак - то есть развод, даже можно sms-ску прислать. Сейчас разрешено это делать заочно. Но при этом, если он брал жену-девственницу, он должен ей выплатить крупный штраф. Поскольку ей уже в таком состоянии будет трудней. Система брачных отношений мусульман резко отличается от христианской, их сложно сравнивать. То есть с одной стороны женщина, конечно, имеет меньше прав, с другой стороны - больше. Ну, в целом, конечно, отношений, с точки зрения, прав она имеет меньше. С другой стороны муж ее обязан полностью содержать. Она имеет право не работать, если муж ее не удовлетворяется сексуально, то она имеет право требовать развода на этом основании выплаты того же штрафа. Есть такие интересные моменты, защищающие права женщин. С другой стороны, если рождаются дети, происходит развод, они всегда остаются у отца, на детей женщины прав не имеют никаких.

У Шиитов (направление внутри Ислама) есть понятие временного брака. Поэтому нет такой проблемы как проституция, все можно законным путем это сделать. Также нет в исламских странах изнасилований, поскольку женщина, которая заявит об изнасиловании, имеет хороший шанс самой сесть за преступление сексуального характера. Также в исламском мире за прелюбодеяние есть серьезные санкции по шариату. Однако они крайне редко применяются. Чтобы человека уличили в прелюбодеянии, надо иметь от двух до четырех свидетелей в зависимости от конкретных законов. Происходит это крайне редко.

С.Х. Елена, вы хотите это прокомментировать.

Е.Ч. Мне хотелось бы возразить Юрию Максимову в его достаточно интересной мысли, что атака ведется на Православие, на католицизм атаки не ведется. Господа, это так и не так. Это в России на католицизм не ведется атаки, на лютеранство не ведется никакой атаки по той простой причине, что не католицизм, не лютеранство не являются условием выживания русского народа. Не забудьте наши оппоненты очень большие практики, господа. Они не мыслят высокими категориями, они мыслят в конкретном русле. Почему Православие, здесь идет заказ на православие, потому что без православия русский народ слаб. А русский народ - это титульный народ. И он в основном занимает в более или менее сплоченном состоянии вот эту нишу, которая им нужна для себя. А если в Италии, например, на что многие надеются, что с Бенедиктом чуть-чуть воспрянет католицизм, чуть-чуть вернется в традиционные берега – хотя я не из оптимистов в этом отношении - то он моментально будет подвергнут такому же заказу на его потеснение, на его дискредитацию, потому что он будет являться условием выживания итальянского народа опять же на такой же конкретной территории, которая нужна другим. (18.32) И вот, господа, вопрос-то в том, что у нас ничего нет, кроме этого континента.

С.Х. Вы упомянули такой противоестественный союз между сторонниками светского государства, причем светского в такой максимально, подходящее слово, советской трактовке, и Нафигуллой Ашировым, когда речь шла о гербе. Действительно, этот союз поражает своей противоестественностью, потому что ислам не предполагает никакого светского государства. Если церковь может существовать в том государстве, которое есть, и может существовать при самых разных общественных устроениях, то ислам имеет определенный проект того, как должно быть устроено общество в соответствии с требованиями религии. Можно только удивляться такому союзу. Очевидно, что эти «союзники» надеются просто использовать другую сторону для того, чтобы в итоге победить, в итоге добиться своих целей. Я предоставлю слово Юрию Максимову.

Ю.М. Книга отца Даниила, также как и вся его деятельность, это исключительно религиозная деятельность. Книга, которая написана православным священником и для православных христиан. И как в ней самой сказано, по заказу и для нужд одной из епархий Русской Православной Церкви. То есть, это наша христианская литература. Все инициативы, которые отец Даниил публично предпринимает, это исключительно инициативы христианского характера. Не инициативы по социальному ущемлению мусульманского населения. Что же касается его оппонента в данной ситуации, его возмущает деятельность церкви в обществе и его инициатива направленна на минимизацию этой деятельности. На ухудшение жизни именно православных христиан, православной церкви. Это внутренняя книга, наша православная книга для нас, православных христиан, написанная нашим православным священником. Не из своей головы, а по святым отцам, по канонам нашей православной церкви, по нашему Собору. И нам сейчас со вне, из мусульманского мира говорят, что они нам будут теперь диктовать, что мы можем писать в наших православных книгах, а что не можем.

С.Х. С мусульманской стороны никто не воздерживается от религиозной полемики. И я не собираюсь ни на кого в суд подавать, у них есть такое право. Я в свое время читал различные мусульманские материалы. И в этих материалах оспаривается достоверность Священного Писания, возводятся различные обвинения на Церковь, утверждается, что господь наш Иисус Христос и не Сын Божий и не был распят. Высказываются другие подобные вещи, у меня как у христианина могут вызывать самое резкое несогласие. Более того, они могут меня и задевать, и огорчать. Но, тем не менее, я не считаю, что это преступление, за это надо в суд тащить. Если у человека есть религиозные убеждения, не совпадающие с моими, он будет мои убеждения оспаривать, свои защищать. И пытаться ему это запретить, это значит лишать его права открыто исповедовать свою веру. Право на полемику, право на спор с другими убеждениями - это право совершенно неотъемлемое от свободы вероисповедания как таковой. Я считаю, что было бы, конечно, с нашей стороны несправедливо запретить мусульманам оспаривать Евангелие, запретить мусульманам оспаривать учение Церкви. Но было бы еще более странно, если бы кто-то из мусульманских деятелей запретил нам оспаривать учение ислама. Я думаю, что попытка запретить, попытка рассматривать спор с вероучением как какое-то деяние, которое надо преследовать по закону, это признак неуверенности и слабости. Я хотел бы спросить у Романа о том, какая существует в исламе традиция полемики с христианством. И как мусульмане в целом реагируют на полемику с исламом.

Р.С. Нужно сказать, что в мусульманских странах запрещена какая-либо полемика с исламом. И ни в Саудовской Аравии, ни в Египте, ни в Иране трудно себе представить, что кто-то будет публично полемизировать с исламом, говорить о том, что Коран содержит какие-то противоречия или сфальсифицирован. Это считается разновидностью миссионерской деятельности и категорически запрещается.

С.Х. То есть, я уточню, если человек очень вежливо, очень деликатно, без всяких там безобразий, без всяких карикатур очень академическим тоном скажет, вы знаете, я считаю, что это место в Коране противоречит другому месту. С точки зрения тех же саудовских законов, он совершит противоправное деяние, его за это накажут?

Р.С. Конечно. В Пакистане это особенно заметно, если человек усомнится, что Мухаммед был пророком, это уголовно наказуемое деяние.

С.Х. Скажем, возможность появления в какой-то из этих мусульманских стран христианской книги, критикующей ислам исключена?

Р.С. Скажу больше. Запрещено появление книг, которые не соответствуют исламскому вероучению. То есть, ввоз Евангелия в ту же Саудовскую Аравию является уголовно наказуемым деянием. Представить себе, что какую-нибудь антисламскую полемическую литературу туда вести, даже не приходится. Запрещена литература просто излагающая основы христианской веры.

С.Х. То есть в данном случае Нафигулла Аширов пользуется теми правами, которыми ни в коем случае не пользуются христиане в мусульманских странах?

Р.С. Да, в общем-то, легко заметить, что во всех странах с преобладанием мусульманского населения христианская проповедь или запрещена напрямую, или ограничивается очень жесткими запретами. Например, даже в Турции, которая слегка тоже светское государство, ни о какой христианской проповеди речи не идет. При этом во всех странах с преобладающим христианским населением мусульмане пользуются полной свободой миссионерской. Даже в Греции, которая наиболее жестко защищает свою религию большинства, в общем-то, мусульмане делают, что хотят.

С.Х. Mожно ли представить себе какую-то зеркальную ситуацию: некий мусульманский деятель пишет книгу "Брак с христианином" и объясняет мусульманам, почему благочестивой мусульманке не стоит выходить замуж за христианина. Попутно полемизирует с христианской религией. И в этой же мусульманской стране встает некий христианский деятель и подает на этого мусульманского автора в суд.

Р.С. Таких случаев мне не известно. Это трудно себе представить. Книги, издающейся в мусульманских странах в наши дни, на порядок более жестко написаны, чем книги даже дореволюционных православных миссионеров об исламе. Уже немалая часть исламских богословов вообще христиан за христиан не считают. Считают, что они отнюдь не те люди, о которых говорится в Коране. Они секта, извратившая саму суть христианства. Поэтому и разговора с ними никакого быть не может.

С.Х. Одно из противоречий, которые бросаются в глаза при чтении Корана, это то, что в разных отрывках Корана там вы сказывается совершенно разное отношение к христианам. Есть два отрывка, где о христианах говорится достаточно позитивно. И есть третий отрывок, где, наоборот, о христианах говорится с резким о суждением и гневом.

Р.С. В Коране есть понятие отмененных айятов (стихов Корана). И проблема в том, что богословы не имеют общей точки зрения на то, какие айяты являются действующими, а какие айяты являются отмененными. Во многом это предмет дискуссии между ваххабитами и традиционными мусульманами. Также нет общей точки зрения хадисов (рассказов о жизни и высказываниях Муххамеда) - какие хадисы имеют иснат, то есть истинное происхождение, а какие являются ложными. Исламское богословие не единое. Это просто совокупность различных богословских школ, которые нередко противоречат друг другу в базовых моментах. И говорить о том, что ислам чему-то учит, можно, есть, конечно, какие-то базовые вещи. Никто из исламских богословов Аллаху сотоварищей не предают, но в более частных деталях, например, в отношении к христианам, очень резкие высказываются точки зрения совершенно официально. В Саудовской Аравии если дошкольные учебники почитать, что так о христианах пишется, христиане считаются крестоносцами по определению, которые только и мечтали, что исламу и мусульманам нагадить. Я хочу сразу подчеркнуть, что мусульмане не отличают православных от католиков и протестантов. Для них все христиане на одно лицо. Только редкие богословы, особенно образованные люди знают, что мы и папа римский и православные священники несут ответственность за его высказывание. Это большая редкость в исламском мире. Но с другой стороны, и христиане, как правило, мусульман считают единым целым.

о.Даниил: Проблема нашей ситуации в том, что получается как бы игра двойных стандартов. При этом мы разрешаем ее вести, что самое интересное. Надо сказать так: давайте делать зеркально. Давайте просто четко скажем. У нас существует конституция, согласно которой каждому человеку предоставлена свобода излагать свои мысли, свобода вероисповедания и свобода защищать свое мнение. Но ты имеешь право это делать только не используя, простите угроз. Сейчас мы с вами говорим о реакции на книгу "Брак с мусульманином". А ведь заметьте, уже даже в первых сообщениях появились прямых угрозы. Я знаю, мне уже неоднократно даже ответственны е органы государства говорили, что на меня готовились покушения, мне поступало чрезвычайное количество угроз по Интернету. Все эти вещи явно не свидетельствуют в пользу того, что мусульмане как-то поддерживают свободы, хоть какие-то свободы в принципе. И здесь какой принцип разговора: мы мусульмане. Они считают, что если они будут громко хамить, они будут считать себя сильными. Это такой принцип торжествующего варвара, как говорил Пол Хлебников. В этом смысле я с Еленой больше соглашусь. Действительно, удар направлен против всего христианства. В России, действительно, удар направлен на православие. В западном мире, в Америке удар направлен вообще на любое историческое христианство хоть в какой-то форме. Но, если мы посмотрим на символ веры, весь символ веры, фактически от первого до последнего слова отвергается исламом. И отвергается он любым способом.

Е.Ч. Я хотела бы выделить несколько моментов еще. Во-первых, наши оппоненты пытаются играть на нашем поле. Казалось бы, если священник написал книгу, то уже сам его сан указывает на то, что книга написана для внутреннего пользования. Для тех, кому он должен пастырствовать. Эпизод ли это? Нет, это не эпизод. Потому что вспомним, когда папа Бенедикт процитировал слова Палеолога об исламе, то ведь он их цитировал даже не в полемике с мусульманами, отнюдь. Он цитировал это перед студенческой аудиторией. В этой самой аудитории уже сидел какой-то засланный толерантный казачок, который моментально все это подхватил и бросил в широкие массы. Это механизм, по которому нам пытаются навязать правила игры не на общем поле, где дискутируют, а на нашем собственном поле. И второй момент. Конечно, интересно, написал священник книгу. Но, ведь есть и другие книги. Есть книги, которые пишут сами женщины. Причем, даже не вышедшие замуж за мусульманина, особенно англоязычных таких книг много, а выросшие в этой среде. И они пишут, что им плохо. Они пишут, что им плохо. Причем иногда очень страшно это читать, как женщина вспоминает, как ее девочкой мать повела за руку к врачу, и врач ее изуродовал в контексте этой замечательной человеколюбивой религии. И мне бы хотелось, чтобы наши оппоненты предоставили нам хоть одну книгу, написанную женщиной, допустим, мусульманкой, вышедшей за христианина, о том, как ее били, о том, как ее унижали, о том, как ее калечили в христианской семье. Почему таких книг нет. Господа, хоть одну можно зарезать режиссера, снявшего фильм об угнетении женщины в исламской семье. Но нельзя создать книгу, которой нет. А этих книг нет.

С.Х. Я бы тут вспомнил, например, книгу Суад "Сожженная заживо". Это мемуары женщины, которая выросла в Палестинской деревне. И ее ее родственники облили бензином и подожгли после того, как она впала в неразумие с неким соседским юношей, будучи уверенной, что он ее возьмет в жены. Но она попалась каким-то европейцам, ее вывезли во Францию, она выжила. И, конечно, мне могут сказать, и это будет в общем-то верно, что впрямую Коран не заповедует ни женского обрезания, ни тем более, ни убийств чести. Но женщина, которая выходит замуж и оказывается в исламской среде, она, в общем-то, с этим столкнется. Тут мало будет утешения знать, что это не прописано в Коране, а просто обычай такой.

о. Даниил Дело в том, что нам все время приходится обороняться. Оборонительная позиция - всегда проигрышная. Это давно известно. Мы должны отвечать на вызов ислама самым сильным оружием, которое есть во Вселенной. Это - слово Божие. Оно сильно на сокрушение всех твердынь, как говорит апостол Павел. Не случайно в Узбекистане и в Саудовской Аравии смертельно бояться слова Божия. В Афганистане миссионеров какие-то террористы мучают, издеваются, потому что боятся Слова Божия. Потому что Слово Божие, оно сокрушает, я подчеркну среди мусульман есть много хороших и благородных людей, которые просто заморочены этой ложью и которых нужно вырвать на просторы Царствия Небесного. Нам Господь велел проповедовать Евангелие всем народам. А что хочет Аширов? Заткнуть рот мне. И что вот таким образом заткнуть рот вообще миссии среди мусульман в России. Дело в том, что мусульмане боятся правды. Это самый интересный момент. Почему они бояться правды? Почему, если вы считаете свою религию богооткровенной , почему вы не публикуете все хадисы? Почему вы делаете выдержки, нарезки какие-то? Даже разные тексты существуют для разных аудиторий. Мы решили продолжить и издали новую книжку. Новая книжка "Православный ответ исламу" - это ответ на отречение бывшего священника Сахина Владислава. Но при этом это ответ на всю современную антихристианскую исламскую полемику. Купить ее можно во всех крупных магазинах. Но вообще все книги нашего издательства продаются в нашем храме апостола Фомы на Кантемировской. Но не только на Кантемировской можете подойти, там каждый день открыта лавка, можно приобрести и "Брак с мусульманином".

Ю.М. Я хотел бы сказать пару слов о самой книге отца Даниила, о которой так много мы говорили, но которой мало уделили непосредственно внимания. Я хотел бы сказать, что это, действительно, хорошая книга, которую можно рекомендовать всем тем, кто так или иначе сталкивается с исламом. Это книга, в которой на самом деле в отличие той нарезки цитат, которые представлены в Интернете на мусульманских сайтах, на самом деле спокойно, вежливо, с уважением к самим мусульманам, а не к заблуждениям, рассказано, как нужно строить с ними отношения, чем их религия отличается от нашей религии. И как церковь к этому относится.

С.Х. В завершение я бы хотел подчеркнуть ту позицию, которую все мы здесь разделяем. Мы не рассматриваем мусульман как своих врагов. И мы ни в коем случае не враги им. Мы твердо намерены, как нам заповедует апостол, жить в мире со всеми людьми. Но, разумеется, мы ни в коем случае не согласимся прекратить наше христианское свидетельство и прекратить возвещать истину, которую нам заповедал сам Господь.

Описание книги "Брак с мусульманином"

Описание и краткое содержание "Брак с мусульманином" читать бесплатно онлайн.

Брак с мусульманином

— Батюшка, у меня проблема.

— Понимаете, я очень люблю одного человека, просто жить без него не могу.

— Ну, в чём вопрос? Расписывайтесь, венчайтесь и живите долго и счастливо!

— Ну, понимаете, мой возлюбленный — мусульманин. Он не фанатик. Ест свинину, не совершает намазы, но по происхождению он мусульманин и поэтому не хочет отрекаться от веры предков. Он верит в Бога, и мы считаем, что Бог один, а раз так, то не будет греха в нашей свадьбе. А как считает Церковь? Ведь я православная, поэтому мне надо получить благословение на брак.

Такой разговор очень часто происходит сейчас в наших храмах. И это не удивительно. После советского времени произошло смешение народов. И ситуация, когда в брак хотят вступить верующие двух религий, стала очень частой. Но как оценивает это дело Бог? Как вести себя, если происходит такое бракосочетание? Как правильно вести себя православному супругу приверженца ислама? На эти вопросы мы и ответим в этой работе.

Как церковь относится к браку с иноверцами?

Вопреки мнению многих, и слово Бога, и постановления Церкви однозначно осуждают браки между христианами и иноверцами. Если посмотрим на священное Писание, то увидим, что практически на протяжении всей священной истории Бог предостерегает от смешения верных Ему людей с теми, кто не исполняет Его волю. Уже на заре мира произошла величайшая катастрофа Всемирного Потопа, вызванная тем, что «сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал. И сказал Господь Бог: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими, потому что они плоть» (Быт. 6, 2–3). Традиционное толкование говорит, что сыны Божие — это потомки Сифа, верные Господу, а дочери человеческие — каинитки, и смешение этих двух родов привело к гибели древний мир. Помня об этом страшном событии, св. Авраам заставил своего слугу поклясться Богом, что он не возьмет Исааку жену из дочерей Ханаанских (Быт. 24, 3). Точно также и одной из причин отвержения Исава было то, что он взял себе в жены хеттеянок. «И было это в тягость Исааку и Ревеке» (Быт. 26, 35), так что последняя сказала, что она «жизни не рада из-за дочерей Хеттейских» (Быт. 27, 46).

Закон Божий зафиксировал письменно эту норму: «Не бери из дочерей их жен сынам своим и дочерей своих не давай в замужество, дабы дочери их, блудодействуя вслед богов своих, не ввели и сынов твоих в блужение вслед богов своих» (Исх. 34, 16). И «тогда воспламенится на вас гнев Господа, и Он скоро истребит тебя» (Втор. 7, 4).

И, действительно, эта угроза настигала тех, кто нарушал завет Господа. Начиная со страшного поражения в Ваал-Фегоре, когда погибло 24000 человек, только удар копья Финееса прекратил наказание. (Числ. 25) В продолжение правления судий Самсон погибает из-за филистимлянки Далиды (Суд. 16), и до страшного грехопадения мудрейшего царя Соломона, чьё сердце развратили жены. (3 Цар. 11, 3). Бог незамедлительно карал тех, кто нарушал Его повеление.

Причем, заповедь эта никоим образом не была связана с представлением о чистоте крови. Раав — блудница, Сепфора — жена Моисея, Руфь — моавитянка, отказавшиеся от своих лжебогов, вошли в народ Божий. Особенно важной эта заповедь стала для святых Ездры и Неемии, боровшихся со смешением избранного народа с иноплеменниками (1 Ездр. 9-10, Неем.13, 23–29).

Слово Божие называет смешанные браки «великим злом, грехом перед Богом» (Неем. 13, 27), «беззаконием, превышающим голову, и виной, выросшей до небес» (1 Езд. 9, 6). Прор. Малахия провозглашает: «вероломно поступает Иуда, и мерзость совершается в Израиле и в Иерусалиме, ибо унизил Иуда святыню Господню, которую любил, и женился на дочери чужого бога». «У того, кто делает это, истребит Господь из шатров Иаковлевых бдящего на страже и отвечающего и приносящего жертву Господу Саваофу» (Мал. 2, 11–12). Не во исполнение ли этого проклятия Божия дети у таких преступников и преступниц становятся безбожниками, а часто и погибают?

Когда наступил Новой Завет, закон Моисея был превзойден благодатью Евангелия: тем не менее, это повеление Господа осталось в силе. Апостольский Собор в Иерусалиме заповедал обращённым из язычников воздерживаться от блуда (Деян. 15, 29), из чего толкователи выводят действенность всех брачных запретов Ветхого Завета и для христиан. Далее апостол Павел, разрешая жене выходить второй раз замуж, добавляет «только в Господе» (1 Кор. 7, 39).

Для христиан всегда была очевидной невозможность вступать в брак с неверными, и это исполнялось неукоснительно, несмотря на то, что общины христиан были очень малы. Так свмч. Игнатий Богоносец пишет: «Скажите моим сестрам, чтобы они любили Господа и были довольны своими мужьями по плоти и по духу. Так же предпишите и моим братьям во имя Иисуса Христа „любить своих жен как Господь Иисус Христос любит Церковь“… Хорошо мужчинам и женщинам, вступающим в брак, делать это с благословения епископа, так чтобы брак был по Господу, а не по похоти». Также думали и прочие святые отцы. Например, свят. Амвросий Медиоланский говорит: «если самый брак должен быть освящаем покровом и благословением священническим: то, как может быть брак там, где нет согласия веры».

Данное учение прямо высказано Православной Церковью устами Вселенских Соборов. 14 правило IV Вселенского Собора накладывает епитимью на тех чтецов и певцов, которые вступают в брак с иноверными или отдают своих детей в такой брак. В согласии с толкованием еп. Никодима (Милаша) наказание это — низложение. Еще более ярко и без возможности каких-либо перетолкований изложено отношение Церкви к данному вопросу в 72 правиле VI Вселенского Собора. Оно гласит: «Недостоит мужу православному с женою еретическою браком совокуплятися, ни православной жене с мужем еретиком сочетаватися. Аще же усмотрено будет нечто таковое, соделанное кем-либо: брак почитать нетвердым, и незаконное сожитие расторгать. Ибо не подобает смешивать несмешаемое, ниже совокупляти с овцой волка, и с частью Христовою жребий грешников. Аще же кто постановленное нами преступит: да будет отлучен. Но аще некоторые, будучи еще в неверии, и не быв причтены к стаду православных, сочеталися между собою законным браком: потом един из них, избрав благое, прибегнул ко свету истины, а другой остался во узах заблуждения, не желая воззрети на божественные лучи, и аще притом неверной жене угодно сожительствовати с мужем верным, или напротив мужу неверному с женою верною: то да не разлучаются, по божественному апостолу: святится бо муж неверен о жене, и святится жена неверна о муже верне (1 Кор. 7, 14)».

Такая же норма действовала и России до революции 1917 года. По Российскому закону, «русским подданным православного исповедания брак с нехристианами вовсе запрещается», а такое брачное сопряжение не признавалось «законным и действительным». Дети, рожденные в таком союзе, признавались незаконнорожденными, не имели прав на наследство и титул, а сама связь признавалась прелюбодейной. Христианину, в неё вступившему, даже в то время полагалось 4 года отлучения от Причастия.

В том же случае, когда один из иноверных супругов обращался в христианство, с того, кто остался вне Церкви, тотчас бралась подписка в том, что дети, которые родятся у них после этого, будут крещены в Православной Церкви. Иноверец не будет никаким образом приводить к своей вере, а его верная половина не будет лишаться единобрачного сожительства во всё время её жизни, и не будет принуждать её к возврату в прежнее заблуждение. Если неверный супруг давал такую подписку и следовал ей, то брак признавался законным, если же следовал отказ или нарушение этих обязательств, тогда брак тотчас расторгался, и новообращенный имел право на новый брак с православным. Великие догматисты XIX века — например, митр. Макарий (Булгаков) — также считали невозможным брак верного с иноверцем.

Так что и Бог и Его Церковь категорически запрещают вступать христианам в союз с нехристианами. И это не удивительно. Ведь в браке двое становятся одной плотью, а как он может быть счастливым, если один из супругов верит в Триединого Бога любви, а другой страшится далекого одинокого властителя, который не даёт с собой встретиться? Как смогут мирно ужиться те, кто носит Крест на груди, и тот, кто считает, будто Христа не распинали? О какой крепости семьи можно говорить тогда, когда муж имеет право на основании своей веры заводить себе любовниц, которых он будет называть новыми женами или наложницами?

Что произойдет с той, которая выйдет замуж за мусульманина

Но все эти аргументы, к несчастью, часто не действуют на тех, кто влюблён. Они говорят: «Я всё равно только с ним буду счастлива, и потому мне всё равно, что говорит Бог и Церковь». Говорящая так не может, конечно, считаться православной христианкой. Но и ей нам есть что сказать. Ведь по Крещению она всё же принадлежит Церкви, и до самой смерти тайные связи соединяют её с Телом Христовым. Это и честь, и ответственность. Тот, кто уже вступил в Завет с Богом, пусть и в детстве, никогда не сможет стать таким, как те, кто изначально чужд Создателю. Блудный сын — все же сын. Бог говорит: «Да не будет между вами такого человека, который, услышав слова проклятия сего, похвалялся бы в сердце своем, говоря: „я буду счастлив, несмотря на то, что буду ходить по произволу сердца моего“… Не простит Господь такому, но тотчас возгорится гнев Господа и ярость Его на такого человека, и падет на него все проклятие завета сего, и изгладит Господь имя его из поднебесной, и отделит его Господь на погибель» (Втор. 29, 20–21).

Содержание

  • В начало
  • Перейти на

Брак с мусульманином

— Батюшка, у меня проблема.

— Понимаете, я очень люблю одного человека, просто жить без него не могу.

— Ну, в чём вопрос? Расписывайтесь, венчайтесь и живите долго и счастливо!

— Ну, понимаете, мой возлюбленный — мусульманин. Он не фанатик. Ест свинину, не совершает намазы, но по происхождению он мусульманин и поэтому не хочет отрекаться от веры предков. Он верит в Бога, и мы считаем, что Бог один, а раз так, то не будет греха в нашей свадьбе. А как считает Церковь? Ведь я православная, поэтому мне надо получить благословение на брак.

Такой разговор очень часто происходит сейчас в наших храмах. И это не удивительно. После советского времени произошло смешение народов. И ситуация, когда в брак хотят вступить верующие двух религий, стала очень частой. Но как оценивает это дело Бог? Как вести себя, если происходит такое бракосочетание? Как правильно вести себя православному супругу приверженца ислама? На эти вопросы мы и ответим в этой работе.

Как церковь относится к браку с иноверцами?

Вопреки мнению многих, и слово Бога, и постановления Церкви однозначно осуждают браки между христианами и иноверцами. Если посмотрим на священное Писание, то увидим, что практически на протяжении всей священной истории Бог предостерегает от смешения верных Ему людей с теми, кто не исполняет Его волю. Уже на заре мира произошла величайшая катастрофа Всемирного Потопа, вызванная тем, что «сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал. И сказал Господь Бог: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками сими, потому что они плоть» (Быт. 6, 2–3). Традиционное толкование говорит, что сыны Божие — это потомки Сифа, верные Господу, а дочери человеческие — каинитки, и смешение этих двух родов привело к гибели древний мир. Помня об этом страшном событии, св. Авраам заставил своего слугу поклясться Богом, что он не возьмет Исааку жену из дочерей Ханаанских (Быт. 24, 3). Точно также и одной из причин отвержения Исава было то, что он взял себе в жены хеттеянок. «И было это в тягость Исааку и Ревеке» (Быт. 26, 35), так что последняя сказала, что она «жизни не рада из-за дочерей Хеттейских» (Быт. 27, 46).

Закон Божий зафиксировал письменно эту норму: «Не бери из дочерей их жен сынам своим и дочерей своих не давай в замужество, дабы дочери их, блудодействуя вслед богов своих, не ввели и сынов твоих в блужение вслед богов своих» (Исх. 34, 16). И «тогда воспламенится на вас гнев Господа, и Он скоро истребит тебя» (Втор. 7, 4).

И, действительно, эта угроза настигала тех, кто нарушал завет Господа. Начиная со страшного поражения в Ваал-Фегоре, когда погибло 24000 человек, только удар копья Финееса прекратил наказание. (Числ. 25) В продолжение правления судий Самсон погибает из-за филистимлянки Далиды (Суд. 16), и до страшного грехопадения мудрейшего царя Соломона, чьё сердце развратили жены. (3 Цар. 11, 3). Бог незамедлительно карал тех, кто нарушал Его повеление.

Причем, заповедь эта никоим образом не была связана с представлением о чистоте крови. Раав — блудница, Сепфора — жена Моисея, Руфь — моавитянка, отказавшиеся от своих лжебогов, вошли в народ Божий. Особенно важной эта заповедь стала для святых Ездры и Неемии, боровшихся со смешением избранного народа с иноплеменниками (1 Ездр. 9-10, Неем.13, 23–29).

Слово Божие называет смешанные браки «великим злом, грехом перед Богом» (Неем. 13, 27), «беззаконием, превышающим голову, и виной, выросшей до небес» (1 Езд. 9, 6). Прор. Малахия провозглашает: «вероломно поступает Иуда, и мерзость совершается в Израиле и в Иерусалиме, ибо унизил Иуда святыню Господню, которую любил, и женился на дочери чужого бога». «У того, кто делает это, истребит Господь из шатров Иаковлевых бдящего на страже и отвечающего и приносящего жертву Господу Саваофу» (Мал. 2, 11–12). Не во исполнение ли этого проклятия Божия дети у таких преступников и преступниц становятся безбожниками, а часто и погибают?

Когда наступил Новой Завет, закон Моисея был превзойден благодатью Евангелия: тем не менее, это повеление Господа осталось в силе. Апостольский Собор в Иерусалиме заповедал обращённым из язычников воздерживаться от блуда (Деян. 15, 29), из чего толкователи выводят действенность всех брачных запретов Ветхого Завета и для христиан. Далее апостол Павел, разрешая жене выходить второй раз замуж, добавляет «только в Господе» (1 Кор. 7, 39).

Для христиан всегда была очевидной невозможность вступать в брак с неверными, и это исполнялось неукоснительно, несмотря на то, что общины христиан были очень малы. Так свмч. Игнатий Богоносец пишет: «Скажите моим сестрам, чтобы они любили Господа и были довольны своими мужьями по плоти и по духу. Так же предпишите и моим братьям во имя Иисуса Христа „любить своих жен как Господь Иисус Христос любит Церковь“… Хорошо мужчинам и женщинам, вступающим в брак, делать это с благословения епископа, так чтобы брак был по Господу, а не по похоти». Также думали и прочие святые отцы. Например, свят. Амвросий Медиоланский говорит: «если самый брак должен быть освящаем покровом и благословением священническим: то, как может быть брак там, где нет согласия веры».

Данное учение прямо высказано Православной Церковью устами Вселенских Соборов. 14 правило IV Вселенского Собора накладывает епитимью на тех чтецов и певцов, которые вступают в брак с иноверными или отдают своих детей в такой брак. В согласии с толкованием еп. Никодима (Милаша) наказание это — низложение. Еще более ярко и без возможности каких-либо перетолкований изложено отношение Церкви к данному вопросу в 72 правиле VI Вселенского Собора. Оно гласит: «Недостоит мужу православному с женою еретическою браком совокуплятися, ни православной жене с мужем еретиком сочетаватися. Аще же усмотрено будет нечто таковое, соделанное кем-либо: брак почитать нетвердым, и незаконное сожитие расторгать. Ибо не подобает смешивать несмешаемое, ниже совокупляти с овцой волка, и с частью Христовою жребий грешников. Аще же кто постановленное нами преступит: да будет отлучен. Но аще некоторые, будучи еще в неверии, и не быв причтены к стаду православных, сочеталися между собою законным браком: потом един из них, избрав благое, прибегнул ко свету истины, а другой остался во узах заблуждения, не желая воззрети на божественные лучи, и аще притом неверной жене угодно сожительствовати с мужем верным, или напротив мужу неверному с женою верною: то да не разлучаются, по божественному апостолу: святится бо муж неверен о жене, и святится жена неверна о муже верне (1 Кор. 7, 14)».

Такая же норма действовала и России до революции 1917 года. По Российскому закону, «русским подданным православного исповедания брак с нехристианами вовсе запрещается», а такое брачное сопряжение не признавалось «законным и действительным». Дети, рожденные в таком союзе, признавались незаконнорожденными, не имели прав на наследство и титул, а сама связь признавалась прелюбодейной. Христианину, в неё вступившему, даже в то время полагалось 4 года отлучения от Причастия.

В том же случае, когда один из иноверных супругов обращался в христианство, с того, кто остался вне Церкви, тотчас бралась подписка в том, что дети, которые родятся у них после этого, будут крещены в Православной Церкви. Иноверец не будет никаким образом приводить к своей вере, а его верная половина не будет лишаться единобрачного сожительства во всё время её жизни, и не будет принуждать её к возврату в прежнее заблуждение. Если неверный супруг давал такую подписку и следовал ей, то брак признавался законным, если же следовал отказ или нарушение этих обязательств, тогда брак тотчас расторгался, и новообращенный имел право на новый брак с православным. Великие догматисты XIX века — например, митр. Макарий (Булгаков) — также считали невозможным брак верного с иноверцем.

Так что и Бог и Его Церковь категорически запрещают вступать христианам в союз с нехристианами. И это не удивительно. Ведь в браке двое становятся одной плотью, а как он может быть счастливым, если один из супругов верит в Триединого Бога любви, а другой страшится далекого одинокого властителя, который не даёт с собой встретиться? Как смогут мирно ужиться те, кто носит Крест на груди, и тот, кто считает, будто Христа не распинали? О какой крепости семьи можно говорить тогда, когда муж имеет право на основании своей веры заводить себе любовниц, которых он будет называть новыми женами или наложницами?

Литература

1. Климович Л.И. Книга о Коране. М., 1986. С. 85.

2. Мец Адам. Мусульманский ренессанс. М., 1996. С. 321-322.

3. Крачковский И.Ю. Изучение избранных отрывков Корана в подлиннике. / Коран. М., 1990. С. 683. Сохранившиеся фрагменты Корана Абу ал-Алы изданы: Margoliuth D.S. Index librorum Abu’1-«Alae Ma’arrensis. / Centenario di М. Amari, vol. I.

4. Цитата взята из сочинения Абу ал-Аала л-Маудуди. Принципы Ислама. М., 1993. С. 72-74.

5. Пространный христианский катихизис Православной Кафолической Восточной Церкви. М., 1998. С. 14.

6. Честертон Г. Вечный Человек. М., 1991. С. 263.

7. Честертон Г. Вечный Человек. М., 1991. С. 214.

Loading...